среда, 10 декабря 2014 г.

Что читать зимой: 10 книг о сильных женщинах

женщины - Bukabench
Зима — мертвый сезон для книг: всё уже издано к Новому году, а затем как у читателей, так и у издателей наступает традиционная спячка. Да и, по правде говоря, какой смысл рекомендовать зимнее чтение, если любой неравнодушный к книгам наверняка на все зимние каникулы погрузится в увесистый том наконец-то вышедшего на русском "Щегла" Донны Тартт.
Это тем не менее не значит, что других хороших книг на зиму нет. Мы выбрали десять, в которых нас особенно привлекли героини — сильные и умные, ироничные и гениальные женщины, которых порой так не хватает.

Две девочки, пограничная зона, война, мальчишки играют в поле с трупами, девчонки разживаются платьями в покинутых домах. Кругом томительно медленное умирание, рядом с которым быстрая смерть на войне покажется милосердной.
Издательство "Самокат" для этой книги придумало новую серию под названием "Недетские книжки". При этом на самом деле дебют Тамты Мелашвили, получившей Немецкую литературную премию за лучшую книгу для подростков, чтение как раз для юных.
Это литература "young adults", какой она должна быть: рассказывающая не про воображаемые антиутопии, а про самый настоящий ад на земле, который всегда где-то рядом.
Самое сильное в повести Мелашвили — это повседневное соседство абсолютного ужаса: война становится здесь понятной и пережитой. Подобное абсолютное сочувствие читателя происходящему в книге — дело, если по-честному, довольно редкое.

Автобиографическая история школьной отличницы-тихони, которая решила добиться популярности, взяв за основу книгу 50-х годов с соответствующими рекомендациями о том, какие шляпки уместно носить в обществе.
Всё это происходит в государственной школе на границе с Мексикой, где запрещено использовать шкафчики, чтобы дети не хранили в них наркотики, а регулярные полицейские рейды всё равно вылавливают старшеклассников с ценным грузом; где все побаиваются "спортсменов" и за версту держатся от "гангстеров".
Казалось бы, надевая белые перчатки и туфли с пряжками и наклеивая на лицо вежливую улыбку, чтобы кинуться в этом обличье в самую гущу школьного гадюшника, Майя обречена на поражение. Но происходит как раз не оно, а что-то совершенно неожиданное.
В этой по всем статьям наивной книге всё равно нельзя не подивиться смелости главной героини, доказавшей, что если тебя не зовут на крутые вечеринки, это еще не значит, что сам ты не крут.

Оперативно переведенный американский бестселлер, тоже, кстати, автобиографический. Героиня делится ужасами своего детства у родителей-хиппи, не слишком заботившихся о том, что их отпрыски будут есть на обед. Книга открывается сценой, где расфуфыренная героиня, проезжая в такси, видит свою мать, копающуюся в мусорных баках.
"Замок из стекла" вовсе не задуман страшилкой, а как раз наоборот — будущие же дети американских хипстеров сейчас уже должны начать собирать материал к мемуарам "как меня растили веганом и одевали только в органический хлопок".
В конце концов благополучие — не такой частый признак американской семьи, как можно подумать из рекламы. Ни белые воротнички, ни нищие хиппи, путешествующие в автофургоне, не застрахованы от диктатуры убеждений. Эта книга немного о том, кто кого: родители или дети.

Патриотическая писательница Вероника Кунгурцева (без этого эпитета никак не обойтись, пылкие книги Кунгурцевой нынешняя власть вполне могла бы включить в школьную программу) пишет замечательные современные сказки, выстраивая их вокруг горячих точек российской истории: войн и терактов.
Ее последняя книга, дело в которой происходит в Сочи накануне Олимпиады, совсем не кажется сказочной, но это только поначалу: рано или поздно события вокруг олимпийской стройки принимают совсем неожиданный оборот.
Кунгурцева — единственная, кто умудряется писать талантливые тексты в формате "русских людей обижают", и хотя от некоторых ее пассажей хочется схватиться за голову, смешение смыслов в ее текстах достойно внимания и ничем не отличается от мешанины серпа с молотом с православным крестом, которая понемногу становится в стране официальной идеологией (всё по Сорокину): советская партизанка, тело которой остается нетленным, в небесном крепдешине с гербом СССР, "повсеместно выбитым по чистому полю" — это сила.

Новая книга Джона Грина, то есть вторая после его дебюта"Виноваты звёзды", переведенная на русский язык только сейчас. Почему? Ответ проще, чем мог бы показаться: это единственная книга Грина, в которой никто не умирает (и не собирается, так что это не спойлер).
Издатели, очевидно, опасались, что она не окажет на читателей нужного эмоционального воздействия. На самом деле тут происходит этакий Майкл Каннингем для подростков: поиск ответов на сразу все вопросы про отношения.
За семнадцать лет главного героя бросили девятнадцать девушек по имени Катерина, и первая не-Катерина в этом ряду становится началом прекрасной дружбы на троих.
В любой книге Грина, даже такой удивительно наивной, как эта, самое главное в жизни человека происходит до 20 лет, но он всегда дает нам вспомнить, как ощущается настоящая дружба и настоящая любовь, когда они только начинаются.

Важная книга, которую мы обещали вам осенью, а она всё никак не выйдет: о дружбе девочки и ее чернокожей рабыни.
Нельзя сказать, что автор хорошо чувствует исторический контекст. Ее книга о XIX веке написана с освободительным пафосом XXI ("Мы рабы, которые никогда не избавятся от своих цепей") и немножко напоминает советскую пропаганду о плохих помещиках и хороших крестьянах. Рабов тут бьют чуть ли не на каждой странице, читая им проповеди с кафедры о необходимости подчиняться господам. Не то чтобы это не было так, но, как мы знаем из романов Тони Моррисон, то же самое может быть рассказано и не языком агитки. Впрочем, то, что рабство, даже полтора столетия спустя после отмены, стало сюжетом поп-культуры, важно само по себе: все такие книги учат нас необходимому сочувствию.
Книга Сью Монк Кид, тем более, довольно быстро превращается из трактата по истории рабства в труд по истории суфражистского движения.
Если бы женщинам дали свободу, утверждают героини Сью Монк Кид, этот мир избавился бы от рабства гораздо раньше.

Несмотря на то, что русские издатели зачем-то пришпандорили к идеальному названию дурацкий подзаголовок про "отъявленную феминистку", это ровно такая книга, какая нужно.
Прежде всего потому, что в Кейтлин Моран ничего отъявленного нет. Достоинство ее книги далеко не только в том, что она с отличным юмором и без всякого стеснения обсуждает на своем примере типично женские проблемы вроде месячных и абортов. При всём при этом она с большой иронией относится к самой концепции женских "проблем" — умению делать себя несчастными из ничего.
Возможно, говорит Моран, века, когда женщинам ничего не разрешалось, заставили их сосредоточиться на том, как они выглядят, а не что они делают. Но теперь-то уже самое время перестать ныть "какой я хочу быть" и начать двигаться в сторону "что я хочу делать".
Кажется, в России, где для большинства девушек помада всё еще важнее карьеры, эта книга должна стать настольной.

Уже который год Марина Ахмедова в одиночку отвечает у нас за жанр "женская военная журналистика" — одно ее существование доказывает, что красивая умная женщина может стать выдающимся журналистом не только в американских сериалах.
Автор нескольких книг о Чечне, более-менее беллетризированных, теперь выпускает книгу абсолютно документальную — дневник стояния на Майдане, поездок в Донецк под обстрелами, разговоров с военными и политиками, отчаянных попыток понять, что же на самом деле происходит.
Прямого ответа в книге Ахмедовой нет, как репортер она видит своим долгом просто рассказывать увиденное, стараясь не принимать сторон. В обрушившемся на нас информационном шуме это редкая попытка правдивого свидетельства — и хотя можно представить, что Ахмедову за нее всё равно распнут, последнее решение остается за нами.

Двадцатые годы, Америка, сухой закон, а в полицейском участке, где работает машинистка-сухарь Роуз Бекер, появляется новая машинистка — великолепная Одалия. Последняя оказывается превосходным манипулятором: вскоре Роуз уже ходит с ней в лучшие рестораны города, одевается в ее платья, поселяется в ее люксе в лучшем городском отеле города и упорно не хочет замечать, что что-то тут не сходится.
Прекрасной эту книгу делает не только интересная и непредсказуемая развязка, но и отлично описанная история женской дружбы.
"Другая машинистка" — это история зависимости, когда подруги, несмотря на полную свою противоположность, сливаются в одно, и уже не различить белое от черного, правду от вымысла и кто тут белая овечка, а кто — серый кардинал.

Первый перевод Аньес Мартен-Люган на русский язык —"Счастливые люди читают книжки и пьют кофе" — неожиданно стал бестселлером. Отличный кейс для маркетологов: как многое зависит иногда от удачного названия. Ведь кто не хочет быть счастливым, попивая кофе и читая книги?
Вторая книга писательницы — о девушке, которая мечтала стать модельером, а стала банкиром — но вот отправляется в Париж, чтобы осуществить свою мечту.
Это, возможно, попсовая, но важная для нас всех история о том, что для того, чтобы добиться своей мечты, надо просто действовать, а не сидеть сложа руки.
 Источник: wonderzine.com


Поиск по этому блогу