понедельник, 2 марта 2015 г.



…Великая Отечественная застала Веронику Михайловну работающей врачом в казанском нейрохирургическом госпитале, с больной мамой и маленькой дочерью на руках. Работа тяжелая, не оставляющая, казалось бы, времени для «возни» с капризными рядами поэтических строчек.
     «…Я работала в госпитале с утра до ночи и очень редко бралась за карандаш. Но сколько я передумала и перечувствовала за это время! И что самое удивительное, у меня появилось новое, никогда ещё не испытанное мною чувство: мне вдруг захотелось, чтобы стихи мои узнали, прочли, мне хотелось своими стихами вмешаться в жизнь, что-то изменить в ней. Я понимала, как это трудно и ответственно, и всё-таки эта мысль меня не покидала», - вспоминала Вероника Тушнова. Во время ночных дежурств она умудрялась, прислушиваясь к сонному дыханию и стонам больных, при свете затененных ламп чиркать что-то в тетради. Ее так и звали ласково коллеги - «доктор с тетрадкой».
    Поэзия В. Тушновой о войне менее известна. Это строчки не о боях и сражениях, не о трудовом подвиге. Это – взгляд и мир женщины, переживающей скорбь и лишения военных лет, нежно заботящейся о дочери, постоянно вспоминающей горячо любимого мужа, ушедшего на войну. Это тоска по мирному времени, по бытовому укладу и жизни довоенных лет…
    Стихи Вероники Тушновой сюжетны, они – единое целое, которое нужно читать от начала до конца; истории, соль которых – финал, а не отдельные части. В них каждый образ, не важно - живой или неживой - выписан ярко: бомбоубежище, заполненное толпой, старый непротопленный дом, яблоки зимой, глаза дочери… Вы словно видите реальную картину происходящего, которая складывается из звуков, прикосновений, лиц людей, предметов мира.
    Вероника Тушнова осталась навечно сестрой милосердия и любви. Если вам будет трудно, раскройте книгу ее стихов...

КУКЛА

Много нынче в памяти потухло,
а живет безделица, пустяк:
девочкой потерянная кукла
на железных скрещенных путях.

Над платформой пар от паровозов
низко плыл, в равнину уходя...
Теплый дождь шушукался в березах,
но никто не замечал дождя.

Эшелоны шли тогда к востоку,
молча шли, без света и воды,
полные внезапной и жестокой,
горькой человеческой беды.

Девочка кричала и просила
и рвалась из материнских рук,—
показалась ей такой красивой
и желанной эта кукла вдруг.

Но никто не подал ей игрушки,
и толпа, к посадке торопясь,
куклу затоптала у теплушки
в жидкую струящуюся грязь.

Маленькая смерти не поверит,
и разлуки не поймет она...
Так хоть этой крохотной потерей
дотянулась до нее война.

Некуда от странной мысли деться:
это не игрушка, не пустяк,—
это, может быть, обломок детства
на железных скрещенных путях.              
                                                  1943


Поиск по этому блогу